Некоммерческое партнерство владельцев АЗС Камчатки

Анализ и предложения по совершенствованию рынка нефтепродуктов

Цены на топливо

на 18.11.2019

АИ-92 (К5)
47.80
АИ-95 (К5)
50.40
АИ-98 (К5)
52.90
ДТ-летнее (К5)
55.20

Котировки

на 19.11.2019

1 доллар
63,7542
1 евро
70,5313
1 фунт ст.
82,5681
100 яп. йен
58,5089
 

Материалы ФАС  ФАС окрыляет

19.11.2012

Контроль слияний и поглощений - одна из базовых функций антимонопольных органов как в России, так и во всем мире. Те сделки, которые являются крупными и потенциально создают угрозу для конкуренции, подлежат рассмотрению в антимонопольных органах.

Антимонопольная служба выступает за появление новых игроков в сфере авиаперевозок

Контроль слияний и поглощений - одна из базовых функций антимонопольных органов как в России, так и во всем мире. Те сделки, которые являются крупными и потенциально создают угрозу для конкуренции, подлежат рассмотрению в антимонопольных органах. О том, как Федеральная антимонопольная служба не допускает возникновения монополий в промышленности, "РБГ" рассказал Анатолий Голомолзин, замруководителя ФАС России.

- Как осуществляется контроль над крупными сделками?

- Для того чтобы предварительно отобрать сделки, понять, попадают ли они под категорию крупных, применяется специальное пороговое значение. В частности, речь идет о том, каков размер групп лиц приобретателя и приобретаемого, которые участвуют в сделке. А также о размерах активов непосредственно самого эмитента, то есть компании, которая приобретается. Если параметры превышают установленный уровень, то такие сделки начинают контролироваться антимонопольным органом.

- Каковы основные тенденции, связанные с изменением законодательства в сфере слияний и поглощений?

- В последние годы был предпринят ряд шагов по увеличению размеров порогового значения, начиная с которых контролируются сделки. В том числе по этой причине в последнее время сокращается количество сделок, которые попадают под контроль антимонопольных органов. Также на число сделок влияет уровень экономической активности, который имеет место на соответствующих национальных и транснациональных рынках, процессы реформирования экономики. В России высокий уровень экономической активности, происходят серьезные институциональные изменения, проходят реформы, в частности, в ТЭК, транспорте, связи. Это предопределяет значительное количество крупных сделок слияний и поглощений. В среднем в России ежегодно происходит примерно около 3,5 тысячи крупных сделок, а также значительное количество сделок (4-5 тысяч), которые относятся к категории средних.

- По каким параметрам вы их определяете?

- Либо по размеру активов лиц, участвующих в сделках, или компаний, которые относятся к одной группе лиц. Либо по размеру компаний, которые приобретаются. Скажем, компания, которая приобретается, должна иметь активов на сумму более 250 млн руб. А размеры активов группы лиц либо их оборота, участвующих в этих сделках, должны составлять, соответственно, 7 или 10 млрд руб.

- Говоря об отдельных секторах, на какие вы обращаете особое внимание?

- Кардинальные изменения произошли в электроэнергетике. Во-первых, по итогам реструктуризации в электроэнергетике произошло разделение на естественные монопольные, потенциальные конкурентные виды деятельности. При этом там, где хозсубъекты добровольно не разделились, антимонопольные органы принудительно разделяют соответствующие хозяйствующие субъекты. Основной пик нашей работы пришелся на 2008-2009 годы, когда мы ежегодно рассматривали около 150 принудительных разделений. Сейчас этот процесс постепенно сходит на нет, и по итогам 2011 года чуть более десяти подобных решений было принято в целом по РФ. То есть в этой части процессы структурной реформы практически завершились. Во-вторых, сформировался конкурентный сегмент рынка электроэнергии (мощности) - в генерации и сбытовой деятельности (на рынке присутствует более 300 компаний). Соответственно были созданы условия для привлечения инвесторов, в том числе и иностранных. Целый ряд крупных стратегических инвесторов вошел в российскую энергетику. Крупные энергетические компании из Европы сейчас присутствуют и в уставных капиталах российских обществ. Крупные российские инвесторы вошли в энергетику, и такого рода сделки продолжаются. Задача антимонопольных органов не допускать возникновения либо усиления доминирующего положения на этих рынках. С этой целью в рамках процедур контроля сделок слияний и поглощений при угрозе конкуренции мы выставляем структурные либо поведенческие требования. Скажем, по сделкам с участием "Интер РАО", "Газпрома" и других, в тех зонах рынка, где возникало или усиливалось доминирующее положение, мы предписывали продать ряд энергетических активов компаний, входящих в соответствующие группы лиц. Совместно с нашими коллегами мы продолжаем работать в направлении расширения условий конкуренции. Необходимо так расшивать "узкие места" на сетях, таким образом строить новые и модернизировать существующие энергетические активы, чтобы это приводило к расширению условий конкуренции на рынках. При объединении зон свободного перетока электроэнергии возрастает емкость товарных рынков, больше становится конкурирующих между собой участников рынка.

- Что происходит на рынке нефти и нефтепродуктов?

- В этом секторе интенсивно совершаются сделки слияний и приобретений. Рынок нефтепродуктов делится на оптовый и розничный. Федеральный оптовый рынок нефти и нефтепродуктов имеет олигопольную структуру, на нем присутствует 3-5 крупных вертикально интегрированных компаний и целый ряд игроков. Из всех сделок, которые прошли в 2011 году, многие касались приобретения нефтяными компаниями ряда автозаправочных станций. Когда мы рассматривали эти сделки, то исходили из необходимости обеспечить условия конкуренции на региональных рынках. Там, где компании усиливали свое доминирующее положение на рынке, мы отказывали в совершении сделок, либо если давали согласие, то только при обязательном условии продажи аналогичного количества заправок в этих регионах, для того чтобы на этот рынок входили другие компании. А к сделкам, где компании входили на новые для них рынки, мы относились положительно, поскольку конкуренция усиливалась как на розничных рынках, так и на оптовых. Приход вертикально интегрированной компании в регионы означает и дополнительное поступление объемов топлива на эти региональные рынки. Около 200 АЗС было приобретено за 2011 год, это менее 1% от их общего числа.

- Какие тенденции прослеживаются на рынке услуг связи?

- В телекоммуникациях по итогам 2011 года было рассмотрено 150 сделок. Продолжается консолидация крупными игроками активов, в том числе экспансия на региональные рынки. Рынки услуг кабельного телевидения и доступа к Интернету в последнее время показывают наибольшую динамику и в соответствии с прогнозом будут в дальнейшем играть роль основных драйверов роста рынка услуг связи. Важным для этого рынка является ряд решений, связанных с развитием конкуренции. Во многих регионах страны нерегулируемая сотовая связь оказалась дешевле, чем регулируемая фиксированная. Мы хотим этот защищенный от конкуренции островок открыть и усилить конкурентное давление на фиксированную (проводную) связь. Важными являются вопросы, связанные с выделением частот для расширения экономической активности. Сейчас обсуждается вопрос о том, чтобы в рамках принципа технологической нейтральности разрешить операторам GSM, которые работают на региональных рынках, также оказывать услуги в новом сегменте технологий LTЕ. Это дает возможность обеспечить высокоскоростной доступ в Интернет с использованием мобильной связи во всех регионах страны, а не только в крупных центрах, устранив тем самым "цифровое неравенство".

- Один из последних трендов - привлечение инвестиций в модернизацию и развитие объектов аэропортовой инфраструктуры. ФАС здесь есть чем заняться?

- При осуществлении контроля за слияниями и поглощениями на рынке аэропортовых услуг ФАС России обращает внимание прежде всего на отсутствие аффилированности аэропорта с авиакомпанией. Сегодня крупные управляющие компании начинают заходить в сегмент аэропортов. Приход новых инвесторов в эту сферу важен для модернизации. Необходимо внимательно анализировать влияние на конкуренцию сделок, участниками которых являются аэропорты с пересекающимися зонами охвата. К примеру, в 2011 году контроль над аэропортом Астрахань устанавливался лицами, аффилированными с аэропортом Волгоград. Сделка была одобрена по результатам анализа зон охвата каждого аэропорта, наличия конкурентного предложения.

Важно возвратить в оборот те аэропорты, которые ранее были выведены из эксплуатации. Количество аэропортов с начала 1990-х годов сократилось в 4 раза. Это уменьшило и сеть воздушных авиаперевозок. Нужно как минимум в два раза увеличить количество региональных и местных аэропортов, для того чтобы расширить рынок авиаперевозок и сделать транспортную доступность в России соразмерной с развитыми странами. Нужно существенно снизить требования по сертификации этих аэропортов, по их проектированию и строительству.

Другая тенденция - приход независимых от аэропортов инвесторов, в том числе нефтяных компаний, в бизнес по оказанию услуг топливо-заправочных комплексов (ТЗК) в аэропортах. Ранее ТЗК принадлежали аэропортам, сейчас в рамках программы развития конкуренции уже в 18 аэропортах страны существуют альтернативные ТЗК. В будущем в каждом аэропорте, где пропускная способность свыше одного миллиона человек, будет не менее двух ТЗК. А там, где более 5 млн человек, должно быть не менее трех независимых ТЗК. Этот сегмент рынка, с одной стороны, становится экономически привлекательным для вхождения новых участников, с другой - создает возможности для того, чтобы авиакомпании экономили на издержках. Там, где в крупных аэропортах есть альтернативные поставщики услуг, стоимость наземного обслуживания ниже на 5-10%. Необходимо стимулировать и появление новых игроков в сфере авиаперевозок

В требованиях, предъявляемых к авиакомпаниям, нужно также убрать ограничение на необходимое количество воздушных судов в парке. Пока действует ограничение: восемь крупных или пять малых воздушных судов необходимы для получения сертификата эксплуатанта. Мы считаем, что такого ограничения не должно существовать. Нужно снять ограничения по пошлинам для воздушных судов, не производимых в РФ. Это, кроме прочего, создаст условия для деятельности в стране так называемых низкостоимостных авиакомпаний.

- Существуют проблемы при заключении сделок иностранными компаниями?

- Антимонопольное законодательство в равной мере распространяется как на российские, так и на иностранные компании. Нормативная база является отработанной, понятной, прозрачной для иностранных инвесторов. В том числе это касается и стратегически значимых для государства секторов. Результаты рассмотрения сделок в этих секторах, осуществляемых с учетом законодательства о контроле иностранных инвестиций, соответствуют общим пропорциям результатов рассмотрения сделок в рамках общих норм антимонопольного законодательства. Иностранные компании ориентируются на крупные сделки. Их доля - чуть более 20% в общем числе таких сделок. В сегменте средних сделок они представлены в меньшей степени (5-7%).

- Нужно вносить в законодательство дальнейшие изменения по снижению административного бремени на бизнес?

- Сейчас обсуждается вопрос о том, чтобы отказаться от института уведомлений по мелким и средним сделкам. Нет необходимости подавать предварительные согласия на осуществление сделок в рамках групп лиц. Обсуждаем вопрос снижения требований по объему предоставляемой информации. Информацию, которую мы можем получить у наших коллег из органов власти, не планируем запрашивать у компаний, которые собираются участвовать в сделках. Что касается административных барьеров, существующих на товарных рынках, то эту тему мы обсуждаем в рамках формирования "дорожной карты по конкуренции". Технологические и экономические барьеры нужно устранять, чтобы на рынок входили новые игроки, развивалась конкуренция. Для отраслевых министерств и ведомств разрабатываются показатели эффективности в зависимости от того, в какой мере эти регуляторы соответствуют требованиям развития конкуренции, какие меры они выполняют для снятия административных барьеров. Не только ФАС будет снимать административное бремя, это обязанность и других органов власти. К сожалению, практика рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства такова, что на органы власти приходится даже большая доля нарушений, чем на хозяйствующих субъектов. Эту важную часть работы мы сейчас выполняем совместно с нашими коллегами из минэкономразвития, представителями бизнес-объединений. В критерии оценки эффективности деятельности ведомств предполагается включить показатель достижения установленных параметров развития конкуренции на соответствующих товарных рынках. Рассчитываем в ближайшее время завершить эту работу.